Август 2001

HL-лаборатория -> Скаутинг -> Ролевые игры -> Хроники клуба

Полигонная ролевая игра "Цитадель"

Фрагмент отчета (полный варинт в "Клондайке")

Это была настоящая полигонная ролевая игра, которую проводил "взрослый " ролевой клуб НИК. В игре участвовали опытные "ролевики" из многих городов Украины. Действие игры разворачивалось в мире, который в результате неудачного эксперимента свернулся в подобие яйца.

Вот они жители Долины порванных штановМы выбрали уединенную поляну в непролазных кустах, а на тропах разметили временные ямы, в которых можно было бродить 20 метров в течение часа или состариться и умереть мгновенно. Мы - это я "Старец" - экстрасенс, целитель и гипнотизер, и три друидки: 16-летняя Ойя (Оля) и 14-летние Джейя (Женя) и Юйя (Юля). Найти нас и "по жизни" было очень непросто, а пробраться можно было только изорвав одежду. Некоторые нас за всю игру так и не нашли. С легкой руки одного из мастеров наше место окрестили "Долиной порванных штанов".

Первый день прошел совершенно спокойно. Девочки собирали целебные травы, варили любовные и сонные зелья, торговали аптечками и пытались поменять пакет ванильных баранок на забытую нами картошку. Я сидел на коврике возле палатки и радовался жизни. Вокруг бродили монстры и воины, но увидев табличку с грозной надписью "ЗОНА А!", почему-то поворачивали обратно. Вечером девочки набросали в костер душистых трав и устроили друдские пляски.

Друидки  у священного дубаС утра почалось… Мне понесли пришельцев из внешнего мира. Первой принесли девушку потерявшую память. Я ее вылечил, и мы проговорили почти час. Она утверждала, что мир гибнет, и ее послали нас спасать. Она убеждала меня, что сидеть и ничего не делать в такое время - преступление, что нас ждет в свои объятья светлый мир без войн и катаклизмов. Я навешал на нее весь свой груз сомнений. Я говорил, что уже слишком поздно, и мы совсем другие, что в том мире мы годимся только на пациентов психушки, что я не вправе решать за всех жителей этого мира, и что я один раз за них уже решал и уже 500 лет несу за это ответственность. Каждый из нас остался при своем мнении, и она весьма недовольная ушла.

Потом пришел воин. Он тоже страдал амнезией (ну прямо какой то мексиканский сериал). Вскрытие памяти я уже освоил в совершенстве. Он оказался одним из участников того злополучного эксперимента и был послан к нам ликвидировать его последствия. Его нашли, вылечили и воспитали Оуткастеры (что-то типа повстанцев или движения сопротивления). Мы разговорились. Он был не таким высокомерным и уверенным в себе и показался мне гораздо ближе и роднее. Он сообщил мне, что сфера сокращается в размерах, что жить нам осталось всего год, и через год мы все будем сплюснуты и раскатаны. Он сказал, что я не вправе лишать людей шанса на спасение и уж лучше психушка, чем такая смерть. И ОН МЕНЯ УБЕДИЛ.

Мы решили разворачивать мир. Дело это непростое. Необходимо было установить в искореженном сверткой Зените специальный прибор. Пребывание в Призенитье гибельно для человека, искореженное сверткой пространство убивает человека за 30 минут. Путь к Зениту полон всяческих пространственных и временных ловушек. Там могут водиться монстры и прочая нечисть, которую только могут придумать мастера. Что находится в Зените не знает никто, возможно и мастера еще этого не придумали.

Участники злополучной экспедицииУ нас был единственный шанс. Мы решили пробиваться несмотря ни на что. На следующий день мы собрали людей, и я произнес показавшуюся мне пламенной речь. Я сказал, что выжить удастся немногим. Что большинство из них погибнет, прокладывая дорогу тем, кто дойдет и спасет мир но тоже погибнет, разорванный в пыль раскрывающейся сферой. Я сказал, что спасенные поставят им памятник, но на нем не будет имен тех, кто дошел, а будут только имена тех, кто погиб прокладывая им дорогу. Наверное, это было красиво. И ОНИ ПОШЛИ.

Пошли мальчишки в кольчугах из шайб Гровера и доспехах из жести от консервных банок, девушки в коротких юбочках с луками в руках и стрелами в колчанах, друидки в веночках из полевых цветов с пучками лечебных трав, добавляющих еще 10 минут жизни в Призенитье и пакетиками нюхательной соли для потерявших сознание. Они шли с ненастоящими деревянными мечами, но с настоящей отвагой и решимостью в глазах.

Один метр от жизни до смертиОни падали и умирали, пройдя всего несколько десятков шагов. Умирали, чтобы идущий за ними прошел еще немного. Чтобы последний обязательно дошел. Я упал всего в нескольких метрах от Зенита и отдал прибор тем, кто был еще на ногах. Последние метры дались нам нелегко. Погибли почти все. Дошла только одна девушка из Ватагов. Ей оставалось всего около метра и она ползала там почти ничего не видя и теряя сознание.

Мне оставалось жить всего пять минут. Меня вынес из Призенитья мутант полуящер-получеловек. Он взвалил меня на спину и потащил по заросшему крапивой оврагу. Там, где нужно было ползти, он полз таща меня за капюшон штормовки. Он хрипел и по настоящему задыхался. Меня лечила 14-летняя друидка и в глазах у нее стояли совсем настоящие слезы и у меня кажется тоже. Я звал Ойю и она пришла. Но, как оказалось, это был бред, потому, что Ойи уже не было в живых. Она вынесла из призенитья какого то воина, а сама умерла от ран. Так распорядился бесстрастный кубик. Ей выпала всего единица.

Наша экспедиция провалилась. Мастера не дали нам пройти последний метр и установить рассеиватель. Погибли мои друзья, погибли те, кто мне верил и пошел за мной на смерть. Мне нечего было делать в этом мире. В тот мне уже совсем не хотелось. Я вернулся в свою долину и повесился там на ветвях священного дуба.

Ах как хочется кого ни будь  замочитьПровисев положенное время я благополучно испустил дух, который доел остатки манной каши и пошел досматривать финал. Там собирали под руководством заботливых пришельцев диковинный прибор из каких то цилиндров, кристаллов, чипов, клавиатуры и маленького дисплея. Ученые разгадывали зашифрованные письмена, пытаясь понять, как им пользоваться. В храме проходил пышный обряд неизвестного мне назначения. По окрестностям носились не пожелавшие пойти в экспедицию, и потому живые и здоровые игроки в поисках недостающих деталей прибора. Прибор установили в храме невесть откуда взявшиеся герои и, отделавшись легкими ожогами, совершили чудо.

НО НЕТ! Сфера не открылась. Открылся проход, через который ушли в "светлый мир" пожелавшие уйти. Оставшиеся были "заморожены" в сфере остановленным временем, то ли для будущих экспериментов, то ли для музея.

ЭТО БЫЛО КРУТО!

На одном полигоне столкнулись две игры. Одна с многочисленными артефактами, зашифрованными письменами, сложными головоломками, пышными ритуалами, бессердечными пришельцами и финалом, позволяющим в следующем году провести "Цитадель-2". Другая, с милосердными друидками и человечными ящерами, со слезами расставания и горечью утрат, с невыносимой болью вины и ответственности за бесполезно загубленные жизни.

Столкнулись две фантастики. С одной стороны, фантастика сумасшедших экспериментаторов, технических наворотов и, черной безысходности поздних Стругацких - тот же безумный и непонятный эксперимент, та же отчаянная, безуспешная и трагичная экспедиция. С другой стороны фантастика смелых и отважных героев Ханлайна и Эндрю Нортон, доброты и человечности Урсулы Ле-Гуин, психологизма Саймака и Лема.

Столкнулись два мира. Мир, в котором люди - только фишки в руках имеющих власть, и мира, где нет ничего важнее жизни, будь то человек, или монстр, где каждый готов отдать свою жизнь, за жизнь друга.

Меня поразили слова, сказанные после игры одним из участников: "У меня был выбор - умереть героем или жить сволочью. Я выбрал жить". Игра не дала мне выбора. Я умер сволочью. Но я сыграл свою игру. Сыграл до конца.

Кого бы мы ни играли, мы играем самого себя. Я сыграл себя как сумел. Я не стал героем, я проиграл. Но я доволен. Игра удалась.

Старец - друид из Хизмата
он же
математик Тилсон - автор теории сворачивания пространства.