HL-лаборатория -> Клондайк -> Тексты по темам -> Ролевые игры

Цитадель или Град обреченный?

(взгляд из "Долины порванных штанов")

Предупреждаю. Это мой личный взгляд, мое видение игры и мое мнение, которое я никому не навязываю.

Сегодня я вернулся с игры. Меня плющит и колбасит и все, что я могу сделать, так это сесть за компьютер и написать все это.

Игра проводилась на Синельниковском полигоне в полутора часах езды от Днепропетровска, в живописном лесу изрезанном оврагами. В основу игры была положена повесть Жилина "День свершений". Описание игры начиналось так:

 

ПОЛИГОННАЯ РОЛЕВАЯ ИГРА
"ЦИТАДЕЛЬ"

МИР НА НАЧАЛО ИГРЫ.

Несколько поколений назад, точно уже никто и не помнит сколько, небольшая страна, испугавшись мирового катаклизма, сумела замкнуть пространство и самоизолироваться. Для живущих ныне мир таким был всегда, другого они не знают, но сохранились предания и легенды, зачастую непонятные простому смертному, в которых говорится о странном. Например, о том, что над головой должно быть небо, не имеющее границ, а вовсе не горы…

Так гласит легенда.

ГЕОГРАФИЯ

Форма мира соответствует внутренней поверхности яичной скорлупы, острая вершина – ЗЕНИТ, противоположный конец – ЦЕНТР (он же столица), полюса связаны центральным лучом, представляющим собой ось мира (он же – источник энергии, аналогично Солнцу). Глядя “вверх”, персонаж видит над головой сферический купол – прикрытый клочьями тумана рельеф противоположной стороны мировой сферы, подобно тому, как мы видим землю с большой высоты. Ни людей, ни постройки с такого расстояния разглядеть нельзя, но впечатление, которое производит замкнутость пространства, оказывается достаточно сильным для того, чтобы психология местных обитателей существенно отличалась от нашей. Как именно отличалась? Это решать вам…

Наиболее благоприятным для обитания является Центр. Чем дальше от Центра (столицы), тем опасней и тяжелей жизнь. ПРИЗЕНИТЬЕ практически не обитаемо. Здесь могут существовать лишь те, кто знает особенности территории и способы выживания в данных условиях. Для неподготовленных людей попасть в ПРИЗЕНИТЬЕ все равно, что попасть в пустыню без воды и проводника. ЗЕНИТ вообще считается мертвой зоной, по крайней мере, никто не встречал людей, вернувшихся оттуда, и именно туда уходит ось мира.

Территория между ПРИЗЕНИТЬЕМ и ЦЕНТРОМ вполне пригодна для обитания. Здесь сконцентрировано основное население.

 

Я не любитель махать мечом, кроме того в нашем Скаутском ролевом клубе "Земноморье" в основном дети, многим из которых нет еще 16 лет. Поэтому я решил выбрать что ни будь поспокойнее. Перечитав первоисточник я сочинил такую заявку:

 

ХИЗМАЧИ
(секта друидов, скит)

Слухи

Далеко по левую руку Автарха, у самого призенитья черной кляксой раскинулся Черный лес. Нет в том лесу ни троп, ни дорог. Люди не ходят туда. В этом лесу растут никому не известные растения, живут невиданные звери и происходят непонятные вещи.

Говорят, что в чаще этого леса есть долина Хизмат. Там живет Старец. Никто не знает его имени, никто не знает, сколько ему лет. Говорят, он жил еще тогда, когда "мир был другим". Хотя никто не знает, когда это было, и что значит "другим". Но так говорят…

Говорят, что Старец - великий волшебник. Говорят, что он одним взглядом может лечить болезни и смертельные раны. Говорят, что он может околдовать любого и заставить его забыть все, и делать то, что он ему прикажет. Говорят, что он знает все, что было и все, что будет.

Никто не знает, правда это или нет. Одни говорят, что из Дикого леса еще никто не возвращался. Другие говорят, что слышали о людях, которые побывали у Старца, чтобы спросить совета или вылечить смертельную болезнь и вернулись живыми и здоровыми. Только эти люди то ли ничего не помнят, то ли не хотят ничего рассказывать.

Говорят, что в долине Хизмат живут друидки. Друидок видели все. Их приглашают, чтобы помочь рождению ребенка или облегчить страдания умирающего. Они лечат раненых и больных заговорами и травами. У них можно купить лекарства. Говорят, что у них есть волшебные зелья и даже яды.

Друидок считают колдуньями и немного побаиваются. Однако их везде принимают радушно и не отказывают в ночлеге и еде. У них можно узнать последние новости или просто поболтать с ними о всякой всячине. Единственное, о чем друидки никогда не говорят, так это о Черном лесе и Старце.

Никто не знает, откуда приходят друидки и куда уходят. Говорят, что если их очень сильно попросить, то они могут отвести к Старцу. Только дело к Старцу должно быть очень важным, иначе он рассердится и заставит забыть, зачем ты пришел или вообще заколдует и превратит в страшного монстра Черного леса.

 

Заявку приняли, и мы начали готовиться к игре. Вообще то я совсем не собирался играть. Я собирался сидеть возле палаток, готовить еду и мыть посуду дав возможность детям вволю побегать по полигону. Собираются скауты недолго, снаряжение у нас готово всегда, подходящие платья девчонки нашли, закупили продукты, собрали рюкзаки. Ночью меня "пробило", я расфантазировался и написал себе вводную:

 

Старец

На одном из ежегодных первоапрельских конкурсов "сумасшедших проектов и теорий" проводимом в местном университете была представлена работа, где был математически обоснован "мир наизнанку". Теория базировалась на том, что вселенная состоит из точек, каждая из которых окружена бесконечным пространством. Если любую точку вывернуть наизнанку превратив в бесконечность, то бесконечность свернется в точку, но в принципе ничего не изменится.

Если в качестве "выворачиваемой" точки принять центр земли, то такой мир будет представлять собой замкнутую сферу диаметром с прежнюю землю, где в центре будет располагаться "бывшая бесконечность". Если, например, в таком мире начать бурить скважину то она оставаясь совершенно прямой рано или поздно выйдет с противоположной стороны сферы. То есть вопреки Эвклиду здесь все параллельные прямые пересекаются в одной точке. А вот лететь к центру сферы придется очень долго.

Теория получила приз за самую сумасшедшую. Автора вскоре отчислили из университета за неявку на занятия и через некоторое время о нем забыли. Еще через некоторое время министерство обороны добилось в правительстве финансирования совершенно секретного проекта "Абсолютное укрытие".

При разработке проекта ставилась задача "вывернуть" не все пространство, для чего требовалась бы бесконечная энергия, а только небольшой сектор. Как оказалось, такая задача тоже имеет решение, но только бесконечность сворачивается уже не в точку, а в прямую - единственную в этом мире бесконечную прямую, которая ни с чем не пересекается. Разработчиком этой теории был, как вы догадались, тот же самый студент, который проживал теперь в бетонном бункере, где, правда, у него было все необходимое, и где немедленно исполнялись любые его прихоти и капризы. Венные надеялись с помощью этой теории свернуть территорию страны и, дождавшись, когда другие участники мировой ядерной войны уничтожат друг друга, снова "развернуть" свою страну и, естественно, одержать победу.

Когда проект вступил в фазу технической реализации, теоретика оставили в покое и он, со скуки, начал обдумывать следствия из своей теории. Его заинтересовал такой вопрос. Поскольку сворачивается не все пространство, то как будет выглядеть несвернутое пространство относительно свернутого, и что останется на земле на месте свернутого? Ведь не дырка же? Выводы оказались катастрофическими:

  1. Вместе со сворачиванием пространства происходит сворачивание времени.
  2. Относительно свернутого пространства несвернутое перестает существовать, потому, что время там сворачивается в точку (останавливается), и сколько миллионов лет не живи в свернутом пространстве, на земле не пройдет ни секунды.
  3. С точки зрения наблюдателя на земле время в свернутом пространстве растягивается в бесконечность. Для него свернутая территория никуда не пропадет. Просто все изменения, произошедшие в свернутом мире произойдут для него мгновенно.
  4. В свернутом мире, кроме "оси мира" (свернутого пространства), должна существовать еще и "ось времен" (свернутое время).
  5. Парадокс причин и следствий. Поскольку свернутая территория не может пропасть совсем, следовательно она должна быть рано или поздно развернута. При этом это "рано или поздно" может быть равно математической бесконечности, то есть "никогда".

Попытка убедить руководителей проекта в его бесполезности закончилось для юного дарования переселением из комфортабельного бункера в гораздо менее комфортабельную психушку. То, что было непонятно математику, было хорошо понятно политикам. Разворачивать мир уже никто не собирался. Через некоторое время проект реализовали и стало не до психов. Один из бывших пациентов занялся поиском оси времен и вскоре нашел ее в Черном лесу.

Так же как ось мира протянулась от тихого и стабильного Центра к искореженному сверткой Зениту, так и ось времен упиралась в загадочный и мрачный Черный лес с искореженным и непредсказуемым временем. Этот лес можно пройти за 5 минут или блуждать по нему всю жизнь. Там можно встретить ровесников динозавров и мутантов далекого будущего. Там можно состариться и умереть мгновенно, а можно жить вечно.

Там он и живет уже не одну сотню лет - Старец с внешностью сорокалетнего мужчины. Живет как палач, упрятавший в тюрьму целую страну. Живет как узник упрятавший себя в долину Хизмат. Он может жить там вечно, но ему уже надоело жить. Он может оттуда уйти, но боится умереть. Он может "развернуть" этот мир, но не знает, будет ли от этого лучше…

 

Вводная мне понравилась и в электричке я отдал ее поприкалываться мастерам. Те долго совещались, и каково же было мое удивление, когда они сказали: "Конечно это ставит нам на уши всю игру, но, черт с тобой. ИГРАЙ!". И мы начали играть.

 

Мы выбрали уединенную поляну в непролазных кустах, а на тропах разметили временные ямы, в которых можно было бродить 20 метров в течение часа или состариться и умереть мгновенно. Мы - это я "Старец" и три друидки: 16-летняя Ойя (Оля) и 14-летние Джейя (Женя) и Юйя (Юля). Найти нас и "по жизни" было очень непросто, а пробраться можно было только изорвав одежду. Некоторые нас за всю игру так и не нашли. С легкой руки одного из мастеров наше место окрестили "Долиной порванных штанов".

Первый день прошел совершенно спокойно. Девочки собирали целебные травы, варили любовные и сонные зелья, торговали аптечками и пытались поменять пакет ванильных баранок на забытую нами картошку. Я сидел на коврике возле палатки и радовался жизни. Вокруг бродили монстры и воины, но увидев табличку с грозной надписью "ЗОНА А!", почему-то поворачивали обратно. Вечером девочки набросали в костер душистых трав и устроили друдские пляски.

С утра почалось… Мне понесли пациентов. Все они были напуганы и страдали амнезией. Я восстанавливал им память и они говорили о том, что в мире что-то происходит, что миру грозит гибель и просили помощи. Я их успокаивал и отправлял восвояси. Потом косяками пошли пришельцы из внешнего мира.

Первой принесли девушку. Я ее вылечил и мы проговорили почти час. Она утверждала, что мир гибнет и ее послали нас спасать. Она убеждала меня, что сидеть и ничего не делать в такое время - преступление, что нас ждет в свои объятья светлый мир без войн и катаклизмов. Я навешал на нее весь свой груз сомнений. Я говорил, что уже слишком поздно и мы совсем другие, что в том мире мы годимся только на пациентов психушки, что я не вправе решать за всех жителей этого мира, и что я один раз за них уже решал и уже 500 лет несу за это ответственность. Каждый из нас остался при своем мнении и она весьма недовольная ушла.

Потом пришел воин. Он тоже страдал амнезией (ну прямо какой то мексиканский сериал). Вскрытие памяти я уже освоил в совершенстве. Он оказался одним из участников того злополучного эксперимента и был послан к нам ликвидировать его последствия. При переходе он потерял память. Его нашли, вылечили и воспитали Оуткастеры (что-то типа повстанцев или движения сопротивления). Мы разговорились. Он был не таким высокомерным и уверенным в себе и показался мне гораздо ближе и роднее. Он сообщил мне, что сфера сокращается в размерах, что жить нам осталось всего год, и через год мы все будем сплюснуты и раскатаны. Он сказал, что я не вправе лишать людей шанса на спасение и уж лучше психушка, чем такая смерть. Я не сказал ему ни "да" ни "нет" и он ушел советоваться со своим племенем. НО МЕНЯ ОН УЖЕ УБЕДИЛ.

В этом мире мне было нечего терять, кроме милых моему сердцу друидок. Я не мог позволить им умереть. Я собрал их и спросил их хотят ли они увидеть небо, но навсегда потерять наш родной Черный лес. У них был шок, дело чуть было не дошло до слез. Я убедил их, что том мире нет войн, монстров и злобных Автархов, и что они вполне могут устроиться на работу в какой ни будь заповедник. Для себя же я уже все решил.

Я быстро придумал теорию, по которой уменьшение размеров сферы происходит от того, что посылка к нам гостей из внешнего мира уменьшает энергию оси, и что посылка к нам исследовательской лаборатории в несколько тонн весом прихлопнет нас немедленно и окончательно. Развернуть сферу перекрыв луч нельзя, он прожжет любую преграду. Луч надо рассеять. Для этого надо установить рассеиватель в точке зенита в строго определенное время. Он настроен на определенную частоту луча и эта частота будет в 18 часов плюс-минус 10 минут.

В качестве рассеивателя я приготовил взятый из дома вполне настоящий "растровый рассеиватель для фотопечати". Выглядело это как небольшая пластинка прозрачного пластика, которая на солнце переливалась радужным узором и выглядела весьма правдоподобно и внушительно. Мастерам он понравился.

Ночью пришли оуткастеры, жители Призенитья - ватаги и даже временно исполняющий обязанности неизвестно куда пропавшего со своего поста Автарха. Мы решили разворачивать мир. Дело это непростое. Пребывание в Призенитье гибельно для человека, искореженное сверткой пространство убивает человека за 30 минут. Путь к Зениту полон всяческих пространственных и временных ловушек. Там могут водиться монстры и прочая нечисть, которую только могут придумать мастера. Что находится в Зените не знает никто, возможно и мастера еще этого не придумали.

У нас был единственный шанс. Мы решили пробиваться несмотря ни на что. На следующий день мы собрали людей и я произнес показавшуюся мне пламенной речь. Я сказал, что выжить удастся немногим. Что большинство из них погибнет, прокладывая дорогу тем, кто дойдет и спасет мир но тоже погибнет, разорванный в пыль раскрывающейся сферой. Я сказал, что спасенные поставят им памятник, но на нем не будет имен тех, кто дошел, а будут только имена тех, кто погиб прокладывая им дорогу. Наверное, это было красиво. И ОНИ ПОШЛИ.

Пошли мальчишки в кольчугах из шайб Гровера и доспехах из жести от консервных банок, девушки в коротких юбочках с луками в руках и стрелами в колчанах, друидки в веночках из полевых цветов с пучками лечебных трав, добавляющих еще 10 минут жизни в Призенитье и пакетиками нюхательной соли для потерявших сознание. Они шли с ненастоящими деревянными мечами, но с настоящей отвагой и решимостью в глазах.

Они падали и умирали, пройдя всего несколько десятков шагов. Умирали, чтобы идущий за ними прошел еще немного. Чтобы последний обязательно дошел. Я упал всего в нескольких метрах от Зенита и отдал рассеиватель тем, кто был еще на ногах. Последние метры дались нам нелегко. Погибли почти все. Дошла только девушка, предводитель Ватагов. Ей оставалось всего около метра и она ползала там почти ничего не видя и теряя сознание.

И ТУТ Я УВИДЕЛ ИХ. Два уже знакомых мне пришельца из внешнего мира стояли рядом со мной и с интересом рассматривали картину, которая в реальности должна была представлять почти ослепшую и потерявшую сознание девушку ползающую на четвереньках в кровавом фарше из своих друзей и близких. Они улыбались. В их глазах не было ничего, кроме классического любопытства профессионального экспериментатора. Как оказалось они были в скафандрах и им ничего не грозило в Призенитье. Они не захотели нам помочь. От этого мне стало совсем не по себе, но мне тогда было еще не суждено умереть.

Мне оставалось жить всего пять минут. Меня вынес из Призенитья мутант полуящер-получеловек. Он взвалил меня на спину и потащил по заросшему крапивой оврагу. Там, где нужно было ползти, он полз таща меня за капюшон штормовки. Он хрипел и по настоящему задыхался. Меня лечила 14-летняя друидка и в глазах у нее стояли совсем настоящие слезы и у меня кажется тоже. Я звал Ойю и она пришла. Я рассказал ей о пришельцах, и о том мире, который нас там ждет. Как оказалось, это был бред, потому, что Ойи уже не было в живых. Она вынесла из призенитья какого то воина, а сама умерла от ран. Так распорядился бесстрастный кубик. Ей выпала всего единица.

Наша экспедиция провалилась. Мастера не дали нам пройти последний метр и установить рассеиватель. Погибли мои друзья, погибли те, кто мне верил и пошел за мной на смерть. Погибла девушка, которая выросла на моих глазах и которую я любил. Погибла мечта о светлом добром мире без войн, монстров и тиранов. Мне нечего было делать в этом мире. В тот мне уже совсем не хотелось. Я вернулся в свою долину и повесился там на ветвях священного дуба.

Провисев положенное время я благополучно испустил дух, который доел остатки манной каши и пошел досматривать финал. Там собирали под руководством заботливых пришельцев диковинный прибор из каких то цилиндров, кристаллов, чипов, клавиатуры и маленького дисплея. Ученые разгадывали зашифрованные письмена, пытаясь понять, как им пользоваться. В храме проходил пышный обряд неизвестного мне назначения. По окрестностям носились не пожелавшие пойти в экспедицию, и потому живые и здоровые игроки в поисках недостающих деталей прибора. Прибор установили в храме невесть откуда взявшиеся герои и, отделавшись легкими ожогами, совершили чудо.

НО НЕТ! Сфера не открылась. Открылся проход, через который ушли в "светлый мир" пожелавшие уйти. Оставшиеся были "заморожены" в сфере остановленным временем, то ли для будущих экспериментов, то ли для музея.

ЭТО БЫЛО КРУТО!

На одном полигоне столкнулись две игры. Одна с многочисленными артефактами, зашифрованными письменами, сложными головоломками, пышными ритуалами, бессердечными пришельцами и финалом, позволяющим в следующем году провести "Цитадель-2". Другая, с милосердными друидками и человечными ящерами, со слезами расставания и горечью утрат, с невыносимой болью вины и ответственности за бесполезно загубленные жизни.

Столкнулись две фантастики. С одной стороны, фантастика "жизнерадостных дебилов" ранних Стругацких, сумасшедших экспериментаторов и технических наворотов средних, черной безысходности поздних - тот же безумный и непонятный эксперимент, та же отчаянная, безуспешная и трагичная экспедиция. С другой стороны фантастика смелых и отважных героев Ханлайна и Эндрю Нортон, доброты и человечности Урсулы Ле-Гуин, психологизма Саймака и Лема.

Столкнулись два мира. Мир, в котором люди - только фишки в руках имеющих власть, и мира, где нет ничего важнее жизни, будь то человек, или монстр, где каждый готов отдать свою жизнь, за жизнь друга.

Меня поразили слова, сказанные после игры одним из участников: "У меня был выбор - умереть героем или жить сволочью. Я выбрал жить". Игра не дала мне выбора. Я умер сволочью. Но я сыграл свою игру. Сыграл до конца.

Кого бы мы ни играли, мы играем самого себя. Я сыграл себя как сумел. Я не стал героем, я проиграл. Но я доволен. Игра удалась.


Старец - друид из Хизмата
он же
математик Тилсон - автор теории сворачивания пространства.

27 августа 2001 года, 3 часа 53 минуты ночи.



На правах рекламы:  тяжелые металлы http://metal-archive.ru/